Главная страница


E-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

»  Детский голос сильнее смерти

»  Мастер художественного
    слова (об И.А.Крылове
   1769-1844)


»  Судьба поэта-мыслителя
    (о Ф.И.Тютчеве 1803-1873)


»  Великий сказочник
    из Датского королевства
   (о Г.Х.Андерсене 1805-1875)


»  Женщины в жизни и
    творчестве И.С.Тургенева
   (1818-1883)


»  «Колумб Замоскворечья»
    (об А.Н.Островском 1823-1886)


»  В поисках правды и
    смысла жизни (о Л.Н.Толстом
   1828-1910)


»  Я американский Шолом
    Алейхем
    (о Марке Твене 1835-1910)


»  Мастер короткого
    юмористического рассказа
    (о О.Генри 1862-1910)


»  Знаток человеческих душ
    (о А.И.Куприне 1870-1938)


»  Тонкий наблюдатель мира
    (о Льве Квитко 1890-1949)


»  Ещё не раз вы вспомните
    меня и весь мой мир...
    (Николай Гумилёв 1886-1921)


»  "Я, кажется в грядущее вхожу,
    и, кажется, его я не увижу"
    (О.Э.Мандельштам 1891-1938)


»  Судьба Константина
    Паустовского (1892-1968)


»  И.Г.Эренбург (1891-1967)

»  Константин Паустовский -
    Интернационалист


»  Прерванный полёт
    Антуана де Сент-Экзюпери
    (1900-1944)


»  Жизнь и судьба
    Василия Гроссмана (1905-1964)


»  А.Т.Твардовский (1910-1971)

»  Величие Шекспира (1564-1616)

»  Мятежная душа поэта
    (о Джордже Байроне
   1788-1824)


»  Судьба гениального писателя
    (об Оноре де Бальзаке
   1799-1850)


»  Тернистый путь Теодора
    Драйзера к славе (1871-1945)


»  Мир приключений
    Джека Лондона (1876-1916)


»  "Бороться и искать,
    найти и не сдаваться!"
    (о В.А.Каверине 1902-1989)


»  "Об известном и неизвестном
    (по "Эпилогу" В. А. Каверина)


»  Стихи Бориса Коренфельда

»  К 15-летию рождения
    "Новостей" посвещается


»  Друзьям нашей газеты
    "Новости" посвящается





(pp)






СТАТИСТИКА

Счётчик Рейтинг@Mail.ru


ПАУСТОВСКИЙ - ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ

(об отношении писателя к евреям)

Анна Коренфельд



Продолжение. Начало здесь


Отвечая на вопросы Паустовского, аптекарь Вайнштейн, свидетель событий, связанных с гибелью лейтенанта Шмидта, сказал: "Что я должен был делать, аптекарь и больной еврей? Что я вас спрашиваю? Что я мог, когда вся Россия молилась на него, а спасти его не сумела. "Вот страна, думал я, будь она проклята до скончания века!" И я плакал, как может плакать только еврей. Чтобы научиться так плакать, надо сотни лет мучиться и вытирать плевки и кровь с лица, как это делали мы, евреи. Сотни и тысячи лет!".
(sa)

Эти два последние предложения аптекаря из новеллы "Мужество" (1935) вместили в себя вековую историю еврейского народа, его трагическую судьбу.

Вспоминая далёкие детские годы, Константин Паустовский с волнением описал состояние семьи, когда ей стало известно, что в городе начался еврейский погром. В этом преступном деянии проявилась бесчеловечность, жестокость и травля евреев, существующая в царской России. О том, что в организации погрома проявился государственный антисемитизм, подтвердила Мария Григорьевна, Костина мама: "По приказу из Петербурга. "Его старший брат Боря, узнав о погроме, один из первых вступил в студенческую дружину защищать евреев. Днём отец семейства привёл растерянную старушку еврейку со сползшим с седой головы платком. Она вела за руку безмолвного мальчика. Это была мать знаменитого доктора.
(m)

ЛОТЛ - интернет-аукционы
Мама Кости позвала дворника Игнатия и предложила ему деньги за молчание. Тот отказался и сказал: "У меня самого в дворницкой сидит портной Мендель со всем семейством". Некоторые семьи, рискуя своими жизнями, спасали жертвы. Всех одолевали боязнь и страх при виде бандитов со злобными и искажёнными лицами, ищущих евреев в домах христиан и католиков, предположительно спрятавших их. Сознанию будущего писателя во всей глубине раскрылся мир страданий, в какой были ввергнуты ни в чём не повинные люди. Он с негодованием вспоминает те печальные события, глубоко потрясшие его: "Была страшная ночь, только слышно было, как ветер на сопках рыдает". На следующее утро домашние сняли со стен иконы и поставили их на окна. На воротах дома Игнатий нарисовал мелом большой крест, потом запер ворота и калитку, и все очутились как в крепости. В этот раз чудом удалось спасти обречённых на гибель.
(s)
В рассказе "Аттестат зрелости "Паустовский описывает сходку гимназистов перед экзаменами. На неё пришли все, кроме евреев, которые не должны были о ней ничего знать. Было решено, что лучшие гимназисты из русских и поляков должны на выпускных экзаменах хотя бы по одному предмету схватить четвёртку, чтобы не получить золотой медали. "Мы решили отдать все золотые медали евреям. Без медалей их не принимали в университет, - вспоминал Паустовский. - Мы поклялись сохранить это в тайне. К чести нашего класса, мы не проговорились об этом ни тогда, ни после, когда были уже студентами университета. Сейчас я нарушаю эту клятву, потому что почти никого из моих товарищей по гимназии не остались в живых". В этом благородном поступке проявились отзывчивость гимназистов, решивших помочь своим одноклассникам. Не уверена, что в наши дни кто - то бы так поступил.
(lf)
Паустовского всегда волновали бесправие городской бедноты и беспросветная жизнь еврейского населения.

Его произведения учат гуманно относиться к людям независимо от их национальной принадлежности и не унижать их человеческое достоинство. В повести "Левитан" (1937) Константин Георгиевич знакомит нас с несчастной судьбой будущего художника. ". Левитан - нищий и голодный мальчик, внук раввина из местечка Кибарты Ковенской губернии", сирота, учился в Московском Училище живописи, где и ночевал, прячась от сторожа. "Жить было трудно, одиноко, особенно ему, еврею". Иногда Исааку помогали его сестра, жившая по чужим людям, и товарищи по училищу, "изредка собиравшие ему на бедность". Он жил в нищете: "Клетчатый пиджак протёрся вконец. Юноша вырос из него. Руки, измазанные масляной краской, торчали из рукавов, как птичьи лапы. Этой осенью он написал "Осенний день в Сокольниках".


(lp)

(xap)
Жить впроголодь, с оскорблённым чувством собственного достоинства ему было невмоготу, но делать нечего. Его творчество высоко ценил педагог и великий художник Саврасов. Но талантливый юноша раздражал других преподавателей: "Еврей, по их мнению, не должен касаться русского пейзажа, - это было дело коренных русских художников"... Годы учения в Училище живописи и ваяния остались позади, и К.Г.Паустовский с возмущением констатирует печальный факт: "Левитан не получил звания художника, ему дали всего лишь диплом учителя чистописания. С этим жалким дипломом вышел в жизнь один из тончайших художников своего времени, певец русской природы".

Страницы: 1 , 2 , 3 , 4


Использование любого материала требует разрешение автора и ссылки на сайт автора.
Все права на материалы принадлежат автору.  
По любым вопросам обращаться по электронной почте.