Главная страница


E-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

»  Детский голос сильнее смерти

»  Мастер художественного
    слова (об И.А.Крылове
   1769-1844)


»  Судьба поэта-мыслителя
    (о Ф.И.Тютчеве 1803-1873)


»  Великий сказочник
    из Датского королевства
   (о Г.Х.Андерсене 1805-1875)


»  Женщины в жизни и
    творчестве И.С.Тургенева
   (1818-1883)


»  «Колумб Замоскворечья»
    (об А.Н.Островском 1823-1886)


»  В поисках правды и
    смысла жизни (о Л.Н.Толстом
   1828-1910)


»  Я американский Шолом
    Алейхем
    (о Марке Твене 1835-1910)


»  Мастер короткого
    юмористического рассказа
    (о О.Генри 1862-1910)


»  Знаток человеческих душ
    (о А.И.Куприне 1870-1938)


»  Тонкий наблюдатель мира
    (о Льве Квитко 1890-1949)


»  Ещё не раз вы вспомните
    меня и весь мой мир...
    (Николай Гумилёв 1886-1921)


»  "Я, кажется в грядущее вхожу,
    и, кажется, его я не увижу"
    (О.Э.Мандельштам 1891-1938)


»  Судьба Константина
    Паустовского (1892-1968)


»  И.Г.Эренбург (1891-1967)

»  Константин Паустовский -
    Интернационалист


»  Прерванный полёт
    Антуана де Сент-Экзюпери
    (1900-1944)


»  Жизнь и судьба
    Василия Гроссмана (1905-1964)


»  А.Т.Твардовский (1910-1971)

»  Величие Шекспира (1564-1616)

»  Мятежная душа поэта
    (о Джордже Байроне
   1788-1824)


»  Судьба гениального писателя
    (об Оноре де Бальзаке
   1799-1850)


»  Тернистый путь Теодора
    Драйзера к славе (1871-1945)


»  Мир приключений
    Джека Лондона (1876-1916)


»  "Бороться и искать,
    найти и не сдаваться!"
    (о В.А.Каверине 1902-1989)


»  "Об известном и неизвестном
    (по "Эпилогу" В. А. Каверина)


»  Стихи Бориса Коренфельда

»  К 15-летию рождения
    "Новостей" посвещается


»  Друзьям нашей газеты
    "Новости" посвящается





(pp)






СТАТИСТИКА

Счётчик Рейтинг@Mail.ru


"Вошло в закон, что на Руси
При жизни нет житья поэтам"
(Б.Чичибабин)


(к годовщине со дня рождения А.Т.Твардовского- известного поэта
и главного редактора литературного журнала "Новый мир" c 1950-1954 и 1958-1970)


Анна Коренфельд



Продолжение. Начало на главной странице


Александр часто переписывался со своим старшим братом Константином, с которым у него были самые близкие отношения. С ним одним он делился своими проблемами в работе и об ухудшении состояния здоровья: "Возраст обнаруживает одну за другой неполадки в механизме - тут и сердце, и лёгкие (особенно), и печёнка, и селезёнка, и ноги, особенно левая. Но это скучная материя, бог с ней. Лечусь помаленьку, без особой веры, но хотя бы для порядка. " (18. 10. 1968) . Ранее Александр обращался к брату с просьбами об оказании помощи родным: "Пишу тебе это письмо специально с просьбой, по возможности, не не забывай Марусю с Нюрой. Хоть изредка их навещай... А я, помимо той материальной поддержки, какую оказываю сёстрам, - что я ещё могу? Пока мир в семье - ничего не страшно. " (1. 06. 1967)
(sa)

В каждый свой приезд к матери и сёстрам Александр навещал своего брата Константина в деревне Лоннице Краснинского района, где он более сорока лет работал кузнецом и занимался подбором и разведением высокоурожайных сортов яблок и картофеля.

А. Твардовский дружил с Эм. Казакевичем. В 1947 г. после публикации его повести "Звезда "Александр громогласно, на людях, в перерыве большого литературного собрания, поздравлял своего друга. В начале 50 - х годов они вместе ездили по Сибири и Дальнему Востоку - оттуда берёт исток "За далью - даль ", - и поездка ещё теснее их сблизила. Они дружили горячо и увлечённо.

Дружили семьями. Делились друг с другом планами, литературными замыслами. Твардовский любил слушать пение Эм. Казакевича, который обладал великолепным голосом. Однако, когда Твардовский отверг новую повесть Казакевича, придававшего ей большое значение, их отношения осложнились. Но едва Казакевич заболел и стало ясно, насколько серьёзно, Твардовский, за - быв все размолвки, кинулся на помощь, готовый в любую минуту на любые действия. Он звонил несколько раз в день, был полон заботы и тревоги. После смерти Эм. Казакевича, через пятнадцать лет их знакомства, дружбы, он написал в некрологе: "... на войне родился выдающийся мастер русской советской прозы, до войны известный лишь как автор стихов и поэм на еврейском языке. Это особой сложности обстоятельство литературной биографии ставило перед Казакевичем, в чём он отдавал себе полный отчёт, и особую задачу углубления и обогащение памяти знаниями живого русского языка в самых недрах народной жизни ".
(m)

ЛОТЛ - интернет-аукционы
В 1950 г. Александр Твардовский был назначен главным редактором журнала "Новый мир " вместо Константина Симонова. Оба они с уважением относились друг к другу. Четыре года Твардовский - главный редактор. Он прекрасно понимал, что редактор журнала должен быть шире своих личных художественных вкусов и пристрастий. Его "Новый мир " противостоял всему тёмному, реакционному, тусклому и бездарному в литературе тех лет. Маргарита Алигер в книге "Тропинка во ржи "отмечает: "Став редактором, талантливым редактором, он занял позицию, имел твёрдые принципы, не изменял их ни в коем случае. Даже если это может обидеть друга. Даже если это чревато разрывом с ним. Таким редактором был Твардовский. "

Спустя два года, ещё при жизни Сталина, журналу удалось опубликовать "Районные будни "В. Овечкина, предвещавшие новую литературу, а затем повести В. Тендрякова и "Записки агронома "Г. Троепольского.

За номерами "Нового мира " (1952), в которых был опубликован роман "За правое дело "Василия Гроссмана, - длинные очереди. Весь тираж мгновенно был раскуплен. Восторг в печати и литературных кругах. Но отравленные стрелы икопья вонзились в автора. Критика писателя переросла в травлю. "Дело Гроссмана "стало расти: "по всем газетам и журналам прокатилась волна испепелённых ненавистью статей. За роман снимали с работы ". (Б. Фрезинский) От произведения отказались почти все, кто его хвалил, печатал, рекомендовал. Александр Твардовский вынужден был каяться за опубликованный роман в его журнале. Гроссман обиды не простил и передал свой новый роман "Жизнь и судьба " в журнал "Знамя " (редактор В. Кожевников) .
(s)
Ужаснувшись прочитанному, редактор отнёс рукопись прямехонько на Лубянку. Остальные экземпляры в феврале 1961 г. изъяли по ордеру. Гроссману удалось обмануть всемогущую контору и спасти два экземпляра рукописи. Борис Фрезинский в книге "Мозаика еврейских судеб. ХХ век. " отметил: "Друзья Гроссмана были убеждены, что если бы он отдал роман Твардовскому в "Новый мир ", катастрофа не разразилась бы... Понятно, что Твардовский не смог бы напечатать "Жизнь и судьбу ", но то, что он не повёз бы рукопись в КГБ, несомненно... После ареста романа "Жизнь и судьба "к Гроссману чуть ли не в полночь приехал Твардовский, трезвый. Он сказал, что роман гениальный. Потом, выпив, плакал: "Нельзя у нас писать правду, нет свободы "... "

После смерти Сталина стала размораживаться, оживать и журнальная критика. Статьи Ф. Абрамова, В. Померанцева, памфлеты М. Лившица, критика М. Щеглова читались всеми, это и послужило поводом к увольнению Твардовского с его поста летом 1954 г.
(lf)
После ХХ съезда партии, выступления на нём Н. С. Хрущёва с разоблачением культа личности Сталина наступила долгожданная оттепель. В 1957 г. Твардовского принял Хрущёв. У них завязались чуть ли не дружеские отношения. Спустя год Твардовский вновь стал главным редактором "Нового мира ". В. Я. Лакшин, один из ведущих литературных критиков, в брошюре "Твардовский в "Новом мире " вспоминает главного редактора: "Большой, высокий, крупный, медвежье в фигуре что - то. В плечах широк, чуть сутулится, голова крепко пришита к телу. Едва войдя, он заполнял собой комнату - у комнаты появлялся центр. Сколько бы ни было в ней людей - все силовые линии располагались мгновенно к нему, всё от него намагничивалось. Медленно, в последние годы с одышкой поднимался по лестнице, здороваясь со встречающимися сотрудниками. Наклонял свою тяжёлую голову слегка, но со значением, с уважением... Лишённый внешнего лоска, он обладал вместе с тем врождённым тактом и почти аристократической воспитанностью... В том, как он здоровался, как прощался, учтиво склоняя голову чуть набок, глядя в глаза собеседнику и протягивая с лёгкой улыбкой широкую ладонь...


(lp)

(xap)
Он сидел за большим, с массивными тумбами столом, в старомодном канцелярском кресле с прямой спинкой и твёрдыми подлокотниками. Закончив с почтой, снимал очки, совал их в нагрудный карман, а из портфеля вынимал вёрстки сосвоими пометками. И началась обычная необъявленная редколлегия без предварительной повестки дня - разговор о прочитанных рукописях, о текущих новостях, о том, что давать в очередную журнальную книжку. "

Вся живая литература 60 - х годов прошла через кабинет главного редактора "Нового мира ". В журнале печатались писатели, честно отображающие действительность. Среди них - Бек, Симонов, Соколов - Микитов, Яшин, Эренбург, Федин, Казакевич, Панова, Быков, Айтматов, Залыгин, Троепольский, Гамзатов, Распутин, Шукшин, а также поэты - Межелайтис и Евтушенко, Кулиев и Самойлов, Просолов, рано погибший воронежский поэт. О Марине Цветаевой и Анне Ахматовой Александр Трифонович сказал самые весомые в наши дни слова признания. Конечно, строгая избирательность его была наглядна.

продолжение 1 , 2 , 3, 4 , 5 , 6, 7


Использование любого материала требует разрешение автора и ссылки на сайт автора.
Все права на материалы принадлежат автору.  
По любым вопросам обращаться по электронной почте.