Главная страница


E-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

»  Детский голос сильнее смерти

»  Мастер художественного
    слова (об И.А.Крылове
   1769-1844)


»  Судьба поэта-мыслителя
    (о Ф.И.Тютчеве 1803-1873)


»  Великий сказочник
    из Датского королевства
   (о Г.Х.Андерсене 1805-1875)


»  Женщины в жизни и
    творчестве И.С.Тургенева
   (1818-1883)


»  «Колумб Замоскворечья»
    (об А.Н.Островском 1823-1886)


»  В поисках правды и
    смысла жизни (о Л.Н.Толстом
   1828-1910)


»  Я американский Шолом
    Алейхем
    (о Марке Твене 1835-1910)


»  Мастер короткого
    юмористического рассказа
    (о О.Генри 1862-1910)


»  Знаток человеческих душ
    (о А.И.Куприне 1870-1938)


»  Тонкий наблюдатель мира
    (о Льве Квитко 1890-1949)


»  Ещё не раз вы вспомните
    меня и весь мой мир...
    (Николай Гумилёв 1886-1921)


»  "Я, кажется в грядущее вхожу,
    и, кажется, его я не увижу"
    (О.Э.Мандельштам 1891-1938)


»  Судьба Константина
    Паустовского (1892-1968)


»  И.Г.Эренбург (1891-1967)

»  Константин Паустовский -
    Интернационалист


»  Прерванный полёт
    Антуана де Сент-Экзюпери
    (1900-1944)


»  Жизнь и судьба
    Василия Гроссмана (1905-1964)


»  А.Т.Твардовский (1910-1971)

»  Величие Шекспира (1564-1616)

»  Мятежная душа поэта
    (о Джордже Байроне
   1788-1824)


»  Судьба гениального писателя
    (об Оноре де Бальзаке
   1799-1850)


»  Тернистый путь Теодора
    Драйзера к славе (1871-1945)


»  Мир приключений
    Джека Лондона (1876-1916)


»  "Бороться и искать,
    найти и не сдаваться!"
    (о В.А.Каверине 1902-1989)


»  "Об известном и неизвестном
    (по "Эпилогу" В. А. Каверина)


»  Стихи Бориса Коренфельда

»  К 15-летию рождения
    "Новостей" посвещается


»  Друзьям нашей газеты
    "Новости" посвящается





(pp)






СТАТИСТИКА

Счётчик Рейтинг@Mail.ru


Я сколько жил, а всё не дожил,
Не доглядел, не долюбил...


(к годовщине со дня рождения писателя и общественного деятеля И.Г.Эренбурга)


Анна Коренфельд



Продолжение. Начало на главной странице


Б. А. Слуцкий, близко знавший Илью Эренбурга, вспоминал: " Всего лишь за день до смерти он назвал Цветаеву и Мандельштама как самых близких, самых личных, самых пережитых им поэтов... " Илья Эренбург уважительно отзывался об Осипе Мандельштаме: " Под зыбкой внешностью скрывались доброта, человечность, вдохновение. Мы с ним разговаривали о живописи. Он хорошо знал французскую, итальянскую, немецкую поэзию; понимал страны, где пробыл недолго. Самой большой страстью Осипа Мандельштама был русский язык, русская поэзия. Писал он с нежностью и о поэтах пушкинской плеяды, и о Блоке, и о своих современниках, о сухой, горячей Армении, о родном Ленинграде" . По возвращении в Москву в 1940 г., узнав о смерти Мандельштама, в свою записную книжку после стихотворения Анны Ахматовой" Когда погребают эпоху" он записал: " Осип Мандельштам мёртв", а в мемуарах отметил: " Его стихи остались, я их слышу, слышат и другие. Вероят но, это и есть то, что в торжественные минуты мы именуем " бессмертием" .

(sa)

По мнению Эренбурга, Марина Цветаева" совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, высокомерность и застенчивость, книжный романтизм и душевную простоту.

Всё в её биографии зыбко. Иллюзорны и политические идеи, и критические суждения, и личные драмы - всё, кроме поэзии. От многих строк Цветаевой я не могу освободиться: они засели в памяти на всю жизнь. Дело не только в огромном поэтическом даре. Дороги у нас были разные... Когда я перечитываю стихи Цветаевой, я вдруг перестаю думать о поэзии, перехожу к воспоминаниям, к судьбе многих моих друзей, к своему - люди, годы, жизнь" .

В далёкие 20 - е годы при встрече с Николаем Бухариным Илья Эренбург поделился своими творческими планами. При его поддержке, получив заграничный паспорт, юный Эренбург уехал в Европу, что позволило ему почти двадцать лет (с 1921по 1940 годы) заниматься там литературной работой. Это оп - ределило его политическую и человеческую судьбу. Илья Григорьевич, активно сотрудничая с совет ской печатью, был специальным корреспондентом газеты" Известия" .
(m)

ЛОТЛ - интернет-аукционы
Первые три года Эренбурги жили в Берлине, где Илья Григорьевич написал несколько романов и повестей, прославивших его, - "Хулио Хуренито", " Трест Д. Е. ", " Жизнь и гибель Николая Курбова" .

В своём первом философско - сатирическом романе" Необычайные похождения Хулио Хуренито" Эренбург" обличал войну, жестокость, жадность и лицемерие тех людей, которые не хотят отказаться от войн; ханжество духовенства, благословляющего оружие; пацифистов, обсуждающих " гуманные" способы истребления человечества... Если я ненавижу расизм и фашизм, если нахожу силы, чтобы участвовать в борьбе за мир, то потому, что человек за полвека снашивает много костюмов, но остаётся при этом самим собой" . В книге представлена мозаичная картина жизни Европы и России времён Первой мировой войны и революции, но главное - многие фрагменты романа оказались пророческими: задолго до печей Освенцима и Бабьего Яра в книге приведено следующее объявление: " В недалёком будущем состоятся торжественные сеансы уничтожения иудейского племени. В программу войдут, кроме излюбленных уважаемой публикой традиционных погромов, также реставрированные в духе эпохи: сожжение иудеев, закапывание живьём в землю, опрыскивание полей иудейской кровью и новые приёмы " эвакуации", " очистки от подозрительных элементов" и пр. и пр. " (11 - я глава" Пророчестства учителя о судьбах еврейского племени") .
(s)
О предвидении Ильи Эренбурга писал Леонид Жуховицкий: "Нас потрясают полностью сбывшиеся пророчества из "Хулио Хуренито... В молодом Эренбурге были мощный ум и быстрая реакция, позволявшие улавливать основные черты целых народов и предвидеть их развитие в будущем" . Эта книга вызвала гнев у блюстителей порядка, у белых эмигрантоввозмущение, некоторые называли роман" клеветой на революцию, автора - "последышем буржуазной культуры" . Но Эренбургу приятны были положительные отзывы Владимира Маяковского, Алексея Толстого и других писателей о " Хулио Хуренито" . Книга была переведена на многие языки мира и неоднократно переиздавалась.

В период нэпа Эренбург писал сатирические произведения. В некоторых из них можно обнаружить киевские впечатления. В романе "Рвач" автор возмущён" с вспариванием семитических и арийских кишок, с вырезыванием перочинными ножиками на плечах погоны, а на лбу звёзды", расстрелами в киевском ЧК. Некоторые издержки нэпа вызывали у него тревогу: "... нэп мне часто казался одной зловещей гримасой" . На фоне исторических событий Илья Эренбург показал эгоизм и честолюбие, наглость и жестокость, невероятную жажду власти и славы некоторых из героев.
(lf)
И "В Проточном переулке" Эренбург отразил жизнь во времена нэпа в одном из переулков Москвы, который тогда был облюбован ворами, мелкими спекулянтами, рыночными торговцами. Но среди них жила и легкомысленная девушка, сумевшая изменить свою жизнь; и неудачливый поэт, начавший понимать свою ничтожность; и вселяющий надежду на лучшее будущее горбатый музыкант, виртуозно играющий на скрипке в кинотеатре, его"иззябшие пальцы весело водят смычком, и несутся нежные пронзительные звуки по Проточному; горит снег, и бьются сердца женщин, и несётся простая, большая, человеческая радость" .

" Лето 1925года" - одна из самых печальных книг Ильи Эренбурга. Её герой, попав в Париж, бродил по улицам, залитым ярким светом. Он негодовал, протестовал, разочаровывался во всём, размышлял и рез - ко отзывался о социальной действительности: " Знаете ли вы, как пахнет нищета? Вряд ли. Её ведь не разводят на цветочных плантациях. Знаете ли вы, как пахнет потный камень, зелёное мясо грошовых оладий, крысиная моча? Знаете ли вы, как пахнет человеческое горе, солёное, тёмное горе, - вот родился здесь, тяну лямку, здесь и сдохну; ни уйти, ни крикнуть, ни заплакать" .


(lp)

(xap)
В сборнике новелл "Тринадцать трубок" критическая направленность автора сочетается с попыткой философского осмысления жизни. Многие его произведения позитивно оценивались рядом советских писателей и критиков, но среди них преобладала и другая точка зрения: Илья Эренбург - "нигилист", "циник" и "представитель новобуржуазного крыла литературы" .

В 1928 г. Эренбург написал роман "Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца", его героя критики называ ли "еврейским Швейком" . В нём сатирически изображены как буржуазное, так и советское общество, в то же время произведение пронизано еврейскими философскими притчами. Роман не удалось опубликовать в СССР. Он был напечатан только в 1989году в Израиле.

продолжение 1 , 2 , 3, 4 , 5 , 6, 7


Использование любого материала требует разрешение автора и ссылки на сайт автора.
Все права на материалы принадлежат автору.  
По любым вопросам обращаться по электронной почте.