Главная страница


E-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

»  Детский голос сильнее смерти

»  Мастер художественного
    слова (об И.А.Крылове
   1769-1844)


»  Судьба поэта-мыслителя
    (о Ф.И.Тютчеве 1803-1873)


»  Великий сказочник
    из Датского королевства
   (о Г.Х.Андерсене 1805-1875)


»  Женщины в жизни и
    творчестве И.С.Тургенева
   (1818-1883)


»  «Колумб Замоскворечья»
    (об А.Н.Островском 1823-1886)


»  В поисках правды и
    смысла жизни (о Л.Н.Толстом
   1828-1910)


»  Я американский Шолом
    Алейхем
    (о Марке Твене 1835-1910)


»  Мастер короткого
    юмористического рассказа
    (о О.Генри 1862-1910)


»  Знаток человеческих душ
    (о А.И.Куприне 1870-1938)


»  Тонкий наблюдатель мира
    (о Льве Квитко 1890-1949)


»  Ещё не раз вы вспомните
    меня и весь мой мир...
    (Николай Гумилёв 1886-1921)


»  "Я, кажется в грядущее вхожу,
    и, кажется, его я не увижу"
    (О.Э.Мандельштам 1891-1938)


»  Судьба Константина
    Паустовского (1892-1968)


»  И.Г.Эренбург (1891-1967)

»  Константин Паустовский -
    Интернационалист


»  Прерванный полёт
    Антуана де Сент-Экзюпери
    (1900-1944)


»  Жизнь и судьба
    Василия Гроссмана (1905-1964)


»  А.Т.Твардовский (1910-1971)

»  Величие Шекспира (1564-1616)

»  Мятежная душа поэта
    (о Джордже Байроне
   1788-1824)


»  Судьба гениального писателя
    (об Оноре де Бальзаке
   1799-1850)


»  Тернистый путь Теодора
    Драйзера к славе (1871-1945)


»  Мир приключений
    Джека Лондона (1876-1916)


»  "Бороться и искать,
    найти и не сдаваться!"
    (о В.А.Каверине 1902-1989)


»  "Об известном и неизвестном
    (по "Эпилогу" В. А. Каверина)


»  Стихи Бориса Коренфельда

»  К 15-летию рождения
    "Новостей" посвещается


»  Друзьям нашей газеты
    "Новости" посвящается





(pp)






СТАТИСТИКА

Счётчик Рейтинг@Mail.ru


Я сколько жил, а всё не дожил,
Не доглядел, не долюбил...


(к годовщине со дня рождения писателя и общественного деятеля И.Г.Эренбурга)


Анна Коренфельд



Продолжение. Начало на главной странице


Мало что было известно в СССР до 1960 г. о поэте Лизе Пиленко, которая подписывалась Кузьмина - Караваева (это фамилия её мужа), о её судьбе и смерти, пока Эренбург не написал о ней. Оказавшись за границей, она постриглась в монахини и под именем матери Марии принесла себя в жертву во имя спавения еврейки с ребёнком, осуждённой фашистскими оккупантами Парижа на смерть. После войны католическая церковь её канонизировала.

"22 июня 1941за мною приехали, повезли в "Труд", в "Красную звезду", на радио. Я написал первую военную статью. Позвонили из ПУРа, попросили зайти в понедельник в восемь часов утра, спросили: "У вас есть воинское звание? " я ответил, что звания нет, но есть призвание: поеду, куда пошлют, буду делать, что прикажут", - вспоминал Эренбург. Он написал более полутора тысяч статей, которые публиковались в "Красной Звезде" и в других газетах - центральных и дивизионных, а также за рубежом. Эти статьи вдохновляли бойцов, прививали им ненависть к врагу, морально поддерживали в тяжелые периоды. Это отмечал А. Н. Толстой: " Сила сатирического оружия ярко иллюстрируется газетными статьями Ильи Эренбурга... Его гневная, кипящая ненавистью сатира на фрицев не осиное жало, но смертоносная пулемётная очередь" .

(sa)

24 августа 1941 г. группа известных советских деятелей, евреев по национальности (Михоэлс, Маршак, Маркиш, Эренбург и др. ) обратилась по радио к "братьям евреям" во всём мире сплотиться против фашистской угрозы. Эта передача и многотысячный митинг в Московском парке культуры ознаменовали создание Еврейского антифашистского комитета. " При всей ассимилированности Эренбурга еврейский вопрос его волновал. Используя связь с Еврейским комитетом, он стремился собрать документы, свидетельствующие о перенесённых евреями страданиях, и вкладе, внесённом евреями, военными и партизанами, в борьбу с гитлеровцами. Эти документы давали ему в руки аргументы в борьбе с проявлениями антисемитизма в стране" . (Фрэдди Зорин" Он последнее выиграл сраженье. . ", " Еврейский камертон", 26. 01. 2006) . Принимая активное участие в Еврейском антифашистском комитете, Эренбург возглавил литературную комиссию ЕАК по подготовке " Чёрной книги" . Она создавалась в годы Великой Отечественной под редакцией Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана. Это сборник документов об уничтожении гитлеровцами еврейского населения на территории СССР. " Мы решили собрать дневники, частные письма, рассказы случайно уцелевших жертв или свидетелей того поголовного уничтожения евреев, которое гитлеровцы осуществляли на оккупированной территории. К работе привлекли писателей: Вс. Иванова, Антокольского, Каверина, Сейфуллину, Маркиша, Алигер и других. Мне посылали материалы журналисты, работавшие в армейских и дивизионных газетах, корреспонденты"Красной звезды", работники военной юстиции, сотни фронтовиков" (Эренбург) .
(m)

ЛОТЛ - интернет-аукционы
. Перечитывая материалы о геноциде евреев, Эренбург возмущался бесчеловечности фашистов и восхищался благородством людей, рисковавших своей жизнью ради спасения евреев. " Чёрная книга" была закончена в начале 1944г., и несколько отрывков из неё Эренбург поместил вжурнале" Знамя" . Наконец, книгу отпечатали, но в конце 1948 г. её ликвидировали, а против руководителей ЕАК начался судебный процесс. Многие его друзья по антифашистскому комитету были расстреляны или оказались в сталинских застенках. В материалах дела фамилия Эренбург тоже фигурировала, однако его арест не был санкционирован Сталиным. Будучи жестоким и трусоватым диктатором, вождь обладал звериным чувством опасности и даже в репрессиях был прагматичен: " Писатель, чьи книги четыреста пятьдесят раз выходили за рубежами родины, не мог исчезнуть бесследно - слишком высоко поднялась бы волна протестов в мире" . (Леонид Жуховецкий" Победу празднуют только живые" ) . Всё это ставило Эренбурга в сложное положение. В Париже ему трудно было думать об арестованных еврейских поэтах. Свои волнения он отразил в мемуарах: " Всякий раз, встречая Маркиша, я чувствовал, что передо мной чудесный человек, поэт и революционер, который никого напрасно не обидит, не предаст друзей, не отвернётся от попавшего в беду... Переца Маркиша арестовали 27. 01. 49 г., день его смерти 11. 08. 1952. Трудно привыкнуть к мысли, что поэта убили. Передо мной вставал Перец Маркиш таким, каким я его видел в последний раз... Самой страшной была первая ночь в Париже, в длинном узком номере, когда я понял, какой ценой расплачивается человек за то, что он" верен людям, веку, судьбе" . О себе Эренбург рассуждал: " Я выжил не потому, что был сильнее или прозорливее, а потому, что бывают времена, когда судьба человека напоминает не разыгранную по всем правилам шахматную партию, а лотерею" . Этого же мнения придерживался поэт Евгений Евтушенко в статье " Крещатицкий парижанин" : " То, что не тронули Эренбурга - это был действительно счастливый лотерейный билет. А ведь к нему давным - давно подбирались. Не слушайте всякие грязные догадки о том, что он уцелел ценой предательства других людей, нет. Да, ему навязывали официальную линию партии, но он не единожды переступал рамки, рискуя головой ради того, чтобы помочь русскому искусству и тем, кто его достойно представлял" . Эренбург одним из первых поддержал ненапечатанный роман Е. И. Замятина" Мы" и организовал его перевод в Париже, вывез из Москвы две книги Бориса Пас - тернака и "Лебединый стан" Марины Цветаевой, чтобы напечатать их за рубежом...
(s)
Эренбург помогал пережившим муки в гетто и в концлагерях издавать свои воспоминания... С первых дней войны 14 - летняя Маша Рольникайте вместе с мамой, сёстрами и братиком оказалась в Виль - нюсском гетто. Она вела дневник о сорока пяти месяцах мук, голоде, физической работе, побоях, издевательствах и ежедневном ожидании смерти. Её семья не выжила. После ликвидации гетто в сентябре 1943 г. Машу отправили в концлагерь, но она успела передать тетрадь - дневник своему учителю, который её сохранил...

В 1961 г., во время процесса Эйхмана, вторично арестовали Мурера - коменданта Вильнюсского гетто. Долгое разбирательство окончилось позорно: его оправдали. Свой дневник, в котором Маша Рольникайте более трёх лет описывала мучения, испытываемые ею и другими узниками в этом гетто, она перевела с идиш на литовский язык и отнесла в Вильнюсское издательство под названием " Я хочу жить" . В Москве об этом узнал Эренбург и встретился с Машей, которая передала ему специально для него ею переведенный на русский язык дневник. Эренбург написал ей: " Я прочитал Вашу руко пись не отрываясь, нашёл её очень интересной и надеюсь, что она будет напечатана. Перевод неплохой, но всё же требует некоторой небольшой редакторской обработки. Последний совет - измените название, найдите другое, более спокойное. После того как эта книга выйдет на литовском языке, я помогу Вам в напечатании её перевода на западные языки" . Эренбург своё слово сдержал. В 1965 г. отредактированная книга Маши Рольникайте " Я хочу рассказать" с его предисловием была напечатана в "Звезде" . Спустя год книга - воспоминание была издана в Париже, затем - в 18 странах мира.
(lf)
Эренбург не читал на идиш, но его друзьяизвестные польский поэт Тувим и австрийский романист Йозеф Ромвысоко ценили поэзию Суцкевера. Из статьи Эренбурга" Торжество человека", напечатанной 29. 09. 1944 г. в миллионнотиражной газете" Правда" многие впервые узнали об Авроме Суцкевере, еврейском поэте и партизане из Литвы, о том, как еврейские партизаны отбили у немцев украденные ими в России и Литве памятники культурымонускрипты 15 - 16 вв., рисунки Репина, письма Толстого и Горького - и отвёз их в том же году в Москву. Там Суцкевер встретился с литовским президентом Юстасом Палцкисом... Стараниями Эренбурга Суцкевер попал на Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками... Прошли годы. К 75 - летию Эренбурга он прислал из Израиля две книги с восемью рисунками Шагала и израильское издание с надписью на уже подзабытом русском: " Дорогой уважаемый Илие Эренбург ко дню Вашего рождения посылаю Вам мою поэму о детстве моём. Дружественным приветом А. Суцкевер" .


(lp)

(xap)

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (6)


В очерке" В Польше" Эренбург писал: " Самый талантливый поэт - Тувим. Это прежде всего поэт. Он живёт стихами. Он может вечера напролёт вспоминать стихи Рембо или Пушкина, Мицкевича или Пастернака, радуясь, как дитя, каждой поэтической находке" . Тувим написал обращение " Мы - польские евреи", посвящённое первой годовщине восстания в Варшавском гетто, где гитлеровцы убили его мать. Эренбург в статье" Помнить! " цитировал высказывание Тувима: " Антисемитизм - это международный язык фашистов" . В одной из статей 1943г. в газете" Эйникайт" Эренбург ут - верждал: " Евреи не были истреблены до конца ни Египтом, ни Римом, ни фанатиками инквизи ции. Уничтожить евреев также не может и Гитлер, хотя история ещё не знала подобного массового истребления целого народа... Выродок Гитлер не понимает, что уничтожить народ невозможно. Евреев стало меньше, чем было, но каждый еврей стал большим, чем он был" .

К Эренбургу приходили много фронтовиков - просили написать о подвигах погибших, приносили отобранные у пленных тетрадки, спрашивали, почему затишье. .

продолжение 1 , 2 , 3, 4 , 5 , 6, 7


Использование любого материала требует разрешение автора и ссылки на сайт автора.
Все права на материалы принадлежат автору.  
По любым вопросам обращаться по электронной почте.