Главная страница


E-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

»  Детский голос сильнее смерти

»  Мастер художественного
    слова (об И.А.Крылове
   1769-1844)


»  Судьба поэта-мыслителя
    (о Ф.И.Тютчеве 1803-1873)


»  Великий сказочник
    из Датского королевства
   (о Г.Х.Андерсене 1805-1875)


»  Женщины в жизни и
    творчестве И.С.Тургенева
   (1818-1883)


»  «Колумб Замоскворечья»
    (об А.Н.Островском 1823-1886)


»  В поисках правды и
    смысла жизни (о Л.Н.Толстом
   1828-1910)


»  Я американский Шолом
    Алейхем
    (о Марке Твене 1835-1910)


»  Мастер короткого
    юмористического рассказа
    (о О.Генри 1862-1910)


»  Знаток человеческих душ
    (о А.И.Куприне 1870-1938)


»  Тонкий наблюдатель мира
    (о Льве Квитко 1890-1949)


»  Ещё не раз вы вспомните
    меня и весь мой мир...
    (Николай Гумилёв 1886-1921)


»  "Я, кажется в грядущее вхожу,
    и, кажется, его я не увижу"
    (О.Э.Мандельштам 1891-1938)


»  Судьба Константина
    Паустовского (1892-1968)


»  И.Г.Эренбург (1891-1967)

»  Константин Паустовский -
    Интернационалист


»  Прерванный полёт
    Антуана де Сент-Экзюпери
    (1900-1944)


»  Жизнь и судьба
    Василия Гроссмана (1905-1964)


»  А.Т.Твардовский (1910-1971)

»  Величие Шекспира (1564-1616)

»  Мятежная душа поэта
    (о Джордже Байроне
   1788-1824)


»  Судьба гениального писателя
    (об Оноре де Бальзаке
   1799-1850)


»  Тернистый путь Теодора
    Драйзера к славе (1871-1945)


»  Мир приключений
    Джека Лондона (1876-1916)


»  "Бороться и искать,
    найти и не сдаваться!"
    (о В.А.Каверине 1902-1989)


»  "Об известном и неизвестном
    (по "Эпилогу" В. А. Каверина)


»  Стихи Бориса Коренфельда

»  К 15-летию рождения
    "Новостей" посвещается


»  Друзьям нашей газеты
    "Новости" посвящается





(pp)






СТАТИСТИКА

Счётчик Рейтинг@Mail.ru


Я сколько жил, а всё не дожил,
Не доглядел, не долюбил...


(к годовщине со дня рождения писателя и общественного деятеля И.Г.Эренбурга)


Анна Коренфельд



Продолжение. Начало на главной странице


Взрыв этот произошёл 8 февраля. А под письмом Эренбурга Сталину, опубликованном в том же источнике, стоит дата: " 3 февраля 1953года" . Вот и всё. И никаких других доказательств больше не надо" . После ареста врачей Эренбург уже не верил в Сталина, как заста вил себя верить в него во время войны. В первом издании эренбурговских мемуаров об этой истории было сказано предельно точно: " События продолжали разворачиваться. Февраль оказался для меня очень трудным, о пережитом мною я считаю преждевременным рассказывать. Я по пробовал запротестовать. Решило дело не моё письмо, а судьба" . Итак, письмо было написано 3. 02. Сталину оставалось жить месяц. Умер Сталин, и смерть, уже занёсшая свою косу над головами миллионов людей, отступила...

(sa)

Какова же судьба" Чёрной книги" ? Писатель и историк Матвей Гейзер в статье" Достойная дочь своего отца" ("Еврейский камертон" от 14. 07. 2005) известил о судьбе архива" Чёрной книги" . Ирина Ильинична рассказала, что после смерти Эренбурга и его жены их наследство, по завещанию последней, переходило к её брату - кинорежиссёру Григорию Козинцеву. Он предложил Ирине взять всё, что пожелает, и она предпочла всему отцовский кабинет. В её квартиру были перевезены рукописи и книги отца, картины великих художниковМодильяни, Пикассо и др., подаренные ими её отцу. . И дочь правильно распорядилась всем. В начале 70 - х, занимаясь архивом отца, она обнаружила много материалов "Чёрной книги" . Чтобы они не попали на Лубянку, она отдала их на хранение людям, в которых была уверена, а в начале 80 - х ей удалось переправить их в Иерусалим - в Яд ваШем. На вопрос Матвея Гейзера, почему передала именно туда, она ответила: " Я уверена, что в "Яд ва - Шеме", этом всемирном институте и памятнике жертвам нацизма, они сохранятся для потомков" . Сбылась мечта Эренбурга: " Чёрная книга" впервые была издана на русском языке в Иерусалиме в 1980 г., а в 1991 - в Киеве. " Дочь Ильи Эренбурга в начале 90 - х подготовила на основе найденной ею вёрстки 1946 г. и архивных документов исправленное и дополненное издание"Чёрной книги" ; оно вышло во Франции, Германии, Италии и в других странах" . (Борис Фрезинский)
(m)

ЛОТЛ - интернет-аукционы
В 1947 г. Эренбург окончил роман - эпопею "Буря", действие которого охватывало события Второй мировой войны во Франции, Германии, СССР и ряде других стран. Роман у критиков вызвал неоднозначную реакцию, в частности, автора упрекали в том, что французы выглядят симпатичнее советских людей. Тем не менее, в 1948 году ему была присуждена Сталинская премия...

В 1952 г. Эренбург написал роман"Девятый вал", который по форме был продолжением" Бури" . Действие романа происходило в СССР, США, Корее, Франции и в других странах. Целью" Девятого вала" стала"борьба за мир", которая в те годы была основным занятием писателя. Это было безоговорочно положительно оценено советской критикой. Положение Эренбурга среди советских писателей было своеобразным - с одной стороны, он часто ездил за границу, был награждён двумя орденами Ленина, орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, а с другой стороны - был под контролем спецслужб, часто получал выговоры и его не печатали.

После смерти Сталина Эренбург написал повесть"Оттепель" (1954), в которой попытался передать свои ощущения" оттаивания" человеческих сердец и отношений между людьми. В ней отсутствовала сколько - нибудь серьезная критика сталинского режима, однако его неприятие и надежда на позитивные перемены чувствовались"между строк" . Повесть была подвергнута резкой критике, однако она дала название" оттепель" целому периоду отечественной истории, с которым связывают возрождение духовности и свободомыслия, чему способствовало последнее крупное произведение Ильи Эренбурга - автобиографическое повествование"Люди, годы, жизнь" .
(s)
Эренбург работал над ней с 1959 г. до конца жизни, так определив идею её создания: " Я буду рассказывать об отдельных людях, о различных годах, перемежая запомнившееся моими мыслями о прошлом" . К апрелю 1960 г. он передал рукопись первой книги мемуаров в "Новый мир" А. Т. Твардовскому. Предметом разногласий с редактором стали две темы: рассказ о Н. Бухарине и упоминания об антисемитизме. Твардовский не рискнул пропустить эти сюжеты в журнал. Эренбург признавал, что пишет "не всю правду", но оправдывался тем, что хотя бы часть правды немедленно узнают миллионы людей. 12 августа 1961 г. А. Т. Твардовский в письме Илье Эренбургу написал: "Это книга долга, книга совести, мужественного осознания своих заблуждений, готовности поступиться литературным престижем (порой мне кажется, даже с излишком) ради более дорогих вещей на свете. Словом, покамест Вы единственный из Вашего поколения писатель, переступивший некую запретную грань. Вам удалось сделать то, что и пробовать не смели другие" . Спустя семь лет Александр Твардовский отметил: " Писательскую судьбу Ильи Эренбурга можно смело назвать счастливой. Это очень редко бывает, когда художник на склоне лет создаёт свою самую значительную книгу, как бы итог всей своей творческой жизни. Эренбургу было 68, когда он начал писать знаметые мемуары, и 75, когда свой первоначальный план он осуществил" .
(lf)
Воспоминания "Люди, годы, жизнь" Эренбурга написаны в традициях философско - субъективной мемуаристики, в которой широко представлены духовные искания ХХ века. " Каждая новая часть этой книги, появлявшаяся на страницах" Нового мира" воспринималась как ещё один завоёванный плацдарм, как ещё одна с трудом одержанная победа будущего над прошлым" . (Бенедикт Сарнов) Вначале с большими сокращениями было выпущено шесть частей.

Наталья Сац отмечала: " Какой многогранный, принципиальный и талантливый человек И. Г. Эренбург... "

Мемуары встретили восторженно, при этом вызвав яростные нападки московских реакционеров, ополчившихся на"неоправданную идеализацию второстепенных художественных явлений" . Но до тех пор, пока Хрущев оставался у власти, главы из" Люди, годы, жизнь" продолжали появляться в печати и сыграли важную роль в становлении " шестидесятников" . Эренбург писал: "Многие мои сверстники оказались под колесами времени" и делился своими мыслями: " Меня могли арестовать в годы произвола, как арестовали многих моих друзей. Я не знаю, с какими мыслями умер Бабель, он был один из тех, молчание которых было связано не только с осторожностью, но и с верностью. Я мог бы умереть в послевоенные годы, до ХХ съезда, как умерли Таиров, Сурия, Тувим. Их тоже мучили злодеяния, совершаемые якобы в защиту идей, которые они разделяли и за которые они чувствовали ответственность. Я счастлив, что дожил до того дня, когда меня вызвали в Союз писателей и дали прочитать доклад Хрущёва о культе личности... " Уцелев, Эренбург решил как свидетель во что бы то ни стало помочь новому поколению воссоздать историю своей страны.


(lp)

(xap)
Перечень" знаменательных дат" жизни Эренбурга можно было бы расширить. А вот перечень лишь некоторых знаменитых современников, с которыми его сводила судьба: Ленин, Горький, Троцкий, Андрей Белый, Хемингуэй, генерал Власов, Эйзенштейн, Матисс... - этот список далеко не полный. Он представил европейскую культуру как цельное явление, в котором советское искусство и литература должны занять подобающее им место. Эренбург не отрицал, что его книга субъективна и отстаивал своё право на субъективные оценки людей и событий. Он описывал и те события, и тех людей, которых в советской печати того времени было не принято упоминать. Значение этой книги для целого поколения советской интеллигенции трудно переоценить. Она стала для многих окном в широкий неизведанный мир, привлекала глубиной раздумий о пережитом времени и богатством впечатлений автора от многочисленных встреч с ярчайшими личностями ХХ века; они узнавали о многих именах впервые. Он писал о почти неизвестных в СССР знаменитых в мире Модильяни, Пикассо, Максе Жакобе, Робере Десносе, Юлиусе Паскине, Диего Ривера, Марке Шагале, Тышлере, Фальке и других, можно было понять их отношение к жизни и искусству. В мемуарах, среди прочего, Илья Эренбург писал: " Меня связывают с евреями рвы, где гитлеровцы закапывали в землю старух и младенцев, в прошлом реки крови, в последующем злые сорняки, проросшие из расистских семян, живучесть предубеждений и предрассудков. Выступая по радио в день моего семидесятилетия, я сказал моим читателям, что буду всегда говорить, что я - еврей, пока будет существовать на свете хотя бы один антисемит" .

продолжение 1 , 2 , 3, 4 , 5 , 6, 7


Использование любого материала требует разрешение автора и ссылки на сайт автора.
Все права на материалы принадлежат автору.  
По любым вопросам обращаться по электронной почте.